Alexander Feht     
Composer, Poet, Translator

Демон

Demon
Композитор: Александр Фет
Исполнители: Николай Дорожкин, Сергей Чечетко;
Руфина Джеймс, Тайлер Ликольн; Александр Фет
Александр Фет © 2001

1. Демон
Александр Пушкин

В те дни, когда мне были новы
Все впечатленья бытия -
И взоры дев, и шум дубровы,
И ночью пенье соловья,-
Когда возвышенные чувства,
Свобода, слава и любовь
И вдохновенные искусства
Так сильно волновали кровь,-
Часы надежд и наслаждений
Тоской внезапной осеня,
Тогда какой-то злобный гений
Стал тайно навещать меня.

Печальны были наши встречи:
Его улыбка, чудный взгляд,
Его язвительные речи
Вливали в душу хладный яд.
Неистощимой клеветою
Он провиденье искушал;
Он звал прекрасное мечтою;
Он вдохновенье презирал;
Не верил он любви, свободе;
На жизнь насмешливо глядел -
И ничего во всей природе
Благословить он не хотел.

2. Выхожу один я на дорогу
Михаил Лермонтов

Выхожу один я на дорогу;
Сквозь туман кремнистый путь блестит;
Ночь тиха. Пустыня внемлет богу,
И звезда с звездою говорит.

В небесах торжественно и чудно!
Спит земля в сияньи голубом...
Что же мне так больно и так трудно?
Жду ль чего? жалею ли о чём?

Уж не жду от жизни ничего я,
И не жаль мне прошлого ничуть;
Я ищу свободы и покоя!
Я б хотел забыться и заснуть!

Но не тем холодным сном могилы...
Я б желал навеки так заснуть,
Чтоб в груди дремали жизни силы,
Чтоб дыша вздымалась тихо грудь;

Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,
Про любовь мне сладкий голос пел,
Надо мной чтоб вечно зеленея
Тёмный дуб склонялся и шумел.


3. Монастырь на Казбеке
Александр Пушкин

Высоко над семьею гор,
Казбек, твой царственный шатер
Сияет вечными лучами.
Твой монастырь за облаками,
Как в небе реющий ковчег,
Парит, чуть видный, над горами.

Далекий, вожделенный брег!
Туда б, сказав прости ущелью,
Подняться к вольной вышине!
Туда б, в заоблачную келью,
В соседство бога скрыться мне!..


4. Погасло дневное светило
Александр Пушкин

Погасло дневное светило;
На море синее вечерний пал туман.

Шуми, шуми, послушное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

Я вижу берег отдаленный,
Земли полуденной волшебные края;
С волненьем и тоской туда стремлюся я,
Воспоминаньем упоенный...

И чувствую: в очах родились слезы вновь;
Душа кипит и замирает;
Мечта знакомая вокруг меня летает;
Я вспомнил прежних лет безумную любовь,
И все, чем я страдал, и все, что сердцу мило,
Желаний и надежд томительный обман...

Шуми, шуми, послушное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

Лети, корабль, неси меня к пределам дальным
По грозной прихоти обманчивых морей,

Но только не к брегам печальным
Туманной родины моей ...


5. Сон
Михаил Лермонтов

В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая еще дымилась рана,
По капле кровь точилася моя.
Лежал один я на песке долины;
Уступы скал теснилися кругом,
И солнце жгло их желтые вершины
И жгло меня - но спал я мертвым сном.

И снился мне сияющий огнями
Вечерний пир в родимой стороне.
Меж юных жен, увенчанных цветами,
Шел разговор веселый обо мне.

Но в разговор веселый не вступая,
Сидела там задумчиво одна,
И в грустный сон душа ее младая
Бог знает чем была погружена;

И снилась ей долина Дагестана;
Знакомый труп лежал в долине той;
В его груди, дымясь, чернела рана,
И кровь лилась хладеющей струей.


6. Безумных лет...
Александр Пушкин

Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье.
Но, как вино — печаль минувших дней
В моей душе чем старе, тем сильней.
Мой путь уныл. Сулит мне труд и горе
Грядущего волнуемое море.

Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И ведаю, мне будут наслажденья
Меж горестей, забот и треволненья:
Порой опять гармонией упьюсь,
Над вымыслом слезами обольюсь,
И может быть — на мой закат печальный
Блеснет любовь улыбкою прощальной.


7. Ропот
Евгений Баратынский

Он близок, близок день свиданья,
Тебя, мой друг, увижу я!
Скажи: восторгом ожиданья
Что ж не трепещет грудь моя?
Не мне роптать; но дни печали,
Быть может, поздно миновали:
С тоской на радость я гляжу,
Не для меня ее сиянье,
И я напрасно упованье
В больной душе моей бужу.
Судьбы ласкающей улыбкой
Я наслаждаюсь не вполне:
Всё мнится, счастлив я ошибкой,
И не к лицу веселье мне.


8. Ожидание
Евгений Баратынский

Она придет! к ее устам
Прижмусь устами я моими;
Приют укромный будет нам
Под сими вязами густыми!
Волненьем страстным я томим;
Но близ любезной укротим
Желаний пылких нетерпенье!
Мы ими счастию вредим
И сокращаем наслажденье.
English

9. Ночь (Сонет XLIV)

Микеланджело

Ночь! сладкая, хоть мрачная пора,
От всех забот ведущая к покою!
Как зорок тот, кто чтит тебя хвалою,
Как та хвала правдива и мудра!

Ты тяжесть дум снимаешь до утра,
Целишь их жар прохладою ночною,
И часто я, влеком своей мечтою,
Во сне взлетаю на небо с одра.

О сумрак смерти, знаменье предела
Всех вражеских душе и сердцу бед,
Конец печалей, верное лекарство, -
Ты можешь врачевать недуги тела,
Унять нам слезы, скинуть бремя лет
И гнать от беззаботности коварство.


10. To Vittoria Colonna (Sonnet XII)

(in Italian) Words by Michelangelo

A happy image of yours, zealous and ardent,
Is retained in my heart for life!
Though thousands of others are beautiful,
You alone are praised by noble ones.

Your image - mental as well as visual one -
Comes and consoles me always.
It is best subject for my mind to think about,
A best thing for my soul to feel.

When you speak to me,
I sense your grace,
The grace that can not be described.

What a shameful crime is
To give you my disgusting paintings,
When I can enjoy your beauty alive.


11. Их было триста

Л. Меркантини

Они сошли с оружием в руках, но они не воевали с нами:
они бросились на землю и целовали ее;
я взглянула на каждого из них, на каждого -
у всех дрожала слеза на глазах, и у всех была улыбка.
Нам говорили, что это разбойники, вышедшие из своих вертепов;
но они ничего не взяли, ни даже куска хлеба,
и мы только слышали от них одно восклицание?
"Мы пришли умереть за наш край!"

Их было триста, они были молоды и сильны... и все погибли!

Перед ними шел молодой золотовласый вождь с голубыми глазами...
Я приободрилась, взяла его за руку и спросила:
"Куда идешь ты, прекрасный вождь?"
Он посмотрел на меня и сказал:
"Сестра моя, иду умирать за родину".
И сильно заныло мое сердце, и я не в силах была вымолвить:
"Бог тебе в помочь!"

Их было триста, они были молоды и сильны... и все погибли!


12. Философия любви
П. Б. Шелли

Ключи наполняют реки,
А реки бегут в океаны,
И ветры небес навеки
Смешались, любовью пьяны.
Нет одиноких на свете;
Божественною душою
Всё слито на сей планете.
Так я почему не с тобою?

К высотам прижались горы,
И нежно обнялись волны;
Виновны цветы, чьи взоры
К собратьям презренья полны.
Луч солнца лобзает землю,
Касается моря луна,
Но страсти я этой не внемлю,
Пока ты ко мне холодна!


13. Сонет к науке

Эдгар Алан По

Наука! ты - дитя Седых Времен!
Меняя все вниманьем глаз прозрачных,
Зачем тревожишь ты поэта сон,
О коршун! крылья чьи - взмах истин мрачных!

Тебя любить? и мудрой счесть тебя?
Зачем же ты мертвишь его усилья,
Он мчится ввысь, раскинув смело крылья!

Дианы коней кто остановил?
Кто из леса изгнал Гамадриаду,
Услав искать приюта меж светил?

Кто выхватил из лона вод Наяду?
Из веток Эльфа? Кто бред летних грез.
Меж тамарисов, от меня унес?


14. Я не скорблю

Эдгар Алан По

Я не скорблю, что мой земной удел
Земного мало знал самозабвенья,
Что сон любви давнишней отлетел
Перед враждой единого мгновенья.
Скорблю я не о том, что в блеске дня
Меня счастливей нищий и убогий,
Но что жалеешь ты, мой друг, меня,
Идущего пустынною дорогой.


15. Романс
Эдгар Алан По

О, пестрый мой Романс, нередко,
Вспорхнув у озера на ветку,
Глаза ты сонно закрывал,
Качался, головой кивал,
Тихонько что-то напевал,
И я, малыш, у попугая
Учился азбуке родной,
В зеленой чаще залегая
И наблюдая день-деньской
Недетским взглядом за тобой.

Но время, этот кондор вечный,
Мне громовым полетом лет
Несет такую бурю бед,
Что тешиться мечтой беспечной
Сил у меня сегодня нет.
Но от нее, коль на мгновенье
Дано и мне отдохновенье,
Не откажусь я все равно:
В ней тот не видит преступленья,
Чье сердце, в лад струне, должно
Всегда дрожать от напряженья.


16. Свадебная баллада
Эдгар Алан По

Обручена кольцом,
Вдыхая ладан синий,
С гирляндой над лицом,
В алмазах, под венцом, -
Не счастлива ль я ныне!

Мой муж в меня влюблен...
Но помню вечер синий,
Когда мне клялся он:
Звучала речь, как стон
Того, кто пал, сражен, -
Того, кто счастлив ныне,

Смягчил он горечь слез
Моих в тот вечер синий;
Меня (не бред ли грез?)
На кладбище отнес,
Где мертвецу, меж роз,
Шепнула я вопрос:
"Не счастлива ль я ныне?"

Я поклялась в ответ
Ему, в тот вечер синий.
Пусть мне надежды нет,
Пусть веры в сердце нет,
Вот - апельсинный цвет:
Не счастлива ль я ныне?.

О, будь мне суждено
Длить сон и вечер синий!
Все ужасом полно
Пред тем, что свершено.
О! тот, кто мертв давно,
Не будет счастлив ныне!


17. Озимандий
П. Б. Шелли

Поведал гость полуденной страны:
"Среди пустыни высятся без тела
Две каменных ноги. Они видны
Издалека, да подле уцелела

Разбитая глава, в чей мертвый лик
Искусная рука вложила страсти,
Какими в жизни деспот жить привык,
Презрительность, жестокость, безучастье.

И надпись на подножье истукана
Гласит: ″Я – Озимандий. Царь царей.
Мои деянья – мощь, что несказанна,

И ужас″. А вокруг развалин сей
Кумирни, словно волны океана
Колышутся пески, и нет людей".