ALEXANDER FEHT     Composer • Poet • Translator 

Другие упоминания о Вэнсе в «Энциклопедии НФ»: дополнительные замечания

Джек Вэнс, естественно, многократно упоминается в «Энциклопедии НФ», причем в большинстве случаев эти упоминания носят надлежащий фактический и нейтральный характер. Не всегда, однако. Вот некоторые относящиеся к Вэнсу выдержки из «Энциклопедии НФ», которые привлекли мое внимание.
Множество статей в «Энциклопедии НФ» посвящено фильмам, в том числе заслуженно забытым, так или иначе связанным с фантастикой. (Казалось бы, стоило опубликовать отдельный справочник, посвященный фантастическому кинематографу, так же, как было сделано в отношении жанра «фэнтези», чтобы не перегружать «Энциклопедию НФ»?) В статье о небезызвестном фильме «Хищник» (Predator) с Шварценеггером в главной роли, говорится: 
«сюжет фильма очень напоминает сюжет романа «Дирдиры» Джека Вэнса»: («...the plot closely resembles Jack Vance's “The Dirdir” (1969)»). 
Я видел этот фильм и перевел «Дирдиров». Никакого сходства не усматриваю. То есть вообще никакого. То есть автор статьи петуха пустил. — АФ
В статье о контрабандной торговле человеческими органами (Organlegging) говорится: 
«Вариации на эту тему появляются в книге «Машина смерти» Джека Вэнса» («Variations on the theme appear in Jack Vance's “The Killing Machine” (1964))». 
Не совсем так. В «Машине смерти» речь идет о регулярных инъекциях одному могущественному на своей планете преступнику (ну, и еще одному его помощнику) своего рода «жизненных соков», добытых из умерщвляемых молодых людей и позволяющих продлевать жизнь. Строго говоря, об «органах» речь не идет. — АФ
Абзац из статьи, посвященной милой сердцу Джона Клюта «планетарной романтике» (Planetary Romance):
«Брэкетт (Brackett) удержался. однако, от исчерпывающей эксплуатации возможностей, на которые намекал Смит (Smith), и поэтому первым настоящим образцом «планетарной романтики», скорее всего, следует считать «Умирающую землю» Джека Вэнса (“The Dying Earth”, сб. взаимосвязанных рассказов, 1950), книгу, которая успешно включает нашу планету в обсуждаемую жанровую категорию — в эпоху, достаточно приближенную к концу времен, чтобы магия казалась правдоподобной. Вэнс описывает Землю далекого будущего как своего рода очарованный, обреченный, декоративно подстриженный райский сад, в котором примитивизм и декаданс смешиваются и сливаются; это произведение вскоре стало «товарным знаком» его творчества и повлияло на множество писателей, в том числе на Джина Вулфа (Gene Wolfe), «Книга Нового Солнца» которого (“The Book of the New Sun”, 1980-1983, в 4 томах), конечно же, относится к категории «планетарной романтики». Но в «Умирающей Земле» отсутствует какая-либо достаточно убедительная научно-фантастическая логическая основа, а модель, использованная другими писателями-фантастами, была создана Вэнсом в другой книге, «Большая планета» (“Big Planet”, сентябрь 1952, в журн. Startling; сокращенный вариант: 1957; еще более сокращенный вариант: 1958; полностью восстановленный текст: 1978), вместе с ее продолжением, «Плавучие театры» (“Showboat World”, 1975; вариант: “The Magnificent Showboats of the Lower Vissel River Lune XXIII South, Big Planet”, 1983), в которых действие происходит в условиях «галактической космической оперы» на гигантской, но напоминающей Землю планете, сухопутная территория которой достаточно огромна для реалистичного описания самых разнообразных общественных систем, и которая содержит достаточно небольшое количество источников тяжелых металлов (каковым обстоятельством объясняются как относительно небольшая сила тяжести, так и возможность процветания разнообразнейших обществ с низким уровнем технологического развития). В эту богатую среду — в манере, не слишком отличающейся от прибытия посетителей в типичную Утопию — Вэнс вводит главных персонажей из другого мира, которым приходится путешествовать по планете, что служит поводом для антропологических и социологических уроков, обычных в этом жанре. Эта структура часто повторно использовалась на протяжении нескольких следующих десятилетий и остается одной из основных моделей романтической научной фантастики».
Я уже критиковал и размытое, мало соответствующее смыслу английского слова «romance» определение «планетарной романтики», придуманное Клютом, и противоречие, заключающееся в том, что Клют относит Землю далекого будущего к числу других планет, и ложность его заявления о том, что книга Вэнса была первой в ряду подобных произведений, и ошибочное использование Клютом термина «тяжелые металлы». Но в процитированном параграфе содержатся и другие, не менее удивительные для литературоведа ошибки. Умирающая Земля Вэнса — вовсе не «декоративно подстриженный райский сад», как хорошо знает каждый, кто читал книги этого цикла. Почему бы вдруг «Умирающей Земле», относящейся несомненно к жанру «фэнтези», понадобилась «достаточно убедительная научно-фантастическая логическая основа»? Только потому, что Клют придумал жанровую категорию научной фантастики, к научной фантастике в данном случае не имеющую отношения? Я уже упоминал, что «Плавучие театры» ни в коем случае не являются сюжетным продолжением «Большой планеты». Но автору энциклопедической статьи ничто не помешало наступить на эти грабли дважды. Действие на Большой планете не происходит в условиях «галактической космической оперы» — разве что Клют может растянуть определение «космической оперы», как воздушный шарик, и надеть себе на уши. Потерпев крушение на Большой планете, главные персонажи Вэнса вовсе не становятся «посетителями Утопии» — они скорее попадают в полный смертельных опасностей кошмар. Возникает впечатление, что Клют не читал «Большую планету». Наконец, Вэнс не преподает никому никаких «антропологических и социологических уроков», а просто изобретательно развлекает читателя утрированными производными того, что мы видим вокруг себя на Земле. — АФ 
В статье «Экология» содержится следующее замечание:
«Рассказы «Победитель теряет всё« ("Winner Lose All", декабрь 1951, в журн. Galaxy) и «Узкая Земля» ("The Narrow Land", июль 1967, в журн. Fantastic) — любопытные исключения, в которых отсутствуют персонажи-люди».
Настоящее авторское название рассказа «Победитель теряет всё» ("Winner Lose All") — «Посетители» ("The Visitors"), и под этим названием он издается уже довольно давно. Странно, что в «Энциклопедии НФ» об этом не упоминается. Кроме того, в этом рассказе люди присутствуют, автор энциклопедической статьи его явно не читал. — АФ
В статье «Музыка» говорится:
«В иронически названной Вэнсом повести «Комическая опера» (“Space Opera, 1965”) фигурирует совершающая межпланетный тур оперная труппа, преследуемая характерными для Вэнса незадачами».
Почему-то авторы энциклопедии умалчивают о немаловажном обстоятельстве. Издатель настаивал на том, чтобы Вэнс не задирал нос и написал что-нибудь не слишком мудреное в жанре «космической оперы». Вэнс разозлился, сочинил издевательскую повесть об оперной труппе, назвал ее «Космической оперой» и послал этому издателю. Издатель понял, что над ним смеются, и вернул рукопись. Книга была опубликована впоследствии другим издательством. В ней, конечно, часто упоминается и обсуждается различная музыка, но собственно к жанру «космической оперы» она имеет такое же отношение, как небоскреб к царапинам на небе. — АФ
В статье «Полеты» (Flying) утверждается:
«В «Языках пао» (“The Languages of Pao”, 1958) Джек Вэнс предлагает вариант киборга с антигравитационными решетками, имплантированными в подошвы ступней».
Натяжка. Наставники с Раскола действительно пользуются имплантированными устройствами, в том числе антигравитационными сетками, вживленными в ступни, но они вовсе не киборги, а люди — со всеми человеческими слабостями и недостатками. — АФ
В статье «Космическая опера» (Space Opera):
«...а также у Джека Вэнса, в книге «Космический пират» (“The Space Pirate”, 1953; сокращенный вариант: “The Five Gold Bands”, 1963; текст восстановлен в 1980 г.)».
Здесь имеется пробел, постыдный для энциклопедии, обновленной в 2018 г.: авторское название книги, в течение некоторого времени известной под издательским названием «Пять золотых колец» (“The Five Gold Bands”), на самом деле — «Авантюрист» (“The Rapparee”). — АФ
Из статьи «Отдых» (Leisure)
«Если в научно-фантастических новеллах довольно подробно и без неодобрения описываются отдых и развлечения, принятые в рамках воображаемых культур, как правило это делается в отношении культур с низким уровнем развития технологии, в которых количество свободного времени ограничено, и в которых отдых очевидно имеет определенное назначение; работы Джека Вэнса содержат множество таких описаний».
Ошибочная сентенция. В работах Джека Вэнса описывается множество технологически развитых обществ, в которых свободное время используется вполне целенаправленно и, хотя время от времени гротескно, без каких-либо признаков разложения, декаданса или скуки. С другой стороны, для описываемых Вэнсом более примитивных обществ нередко характерны утомление скукой, наркомания и жестокие обряды, призванные служить хоть каким-нибудь развлечением. То есть автор статьи гордо попал пальцем в небо. — АФ 
В статье «Деньги» (Money) расточаются похвалы понятию «страх» (strakh), определяющему статус человека в причудливом обществе людей, носящих маски и общающихся с помощью музыкальных инструментов (в повести «Лунная моль»). Авторы статьи умалчивают, однако, о самом удачном финансовом изобретении Вэнса. Основной валютной единицей в Ойкумене (Oikumene, позже Gaean Reach), которую Вэнс иногда называет «сольдо» (sol), а иногда «стандартной единицей расчета стоимости», СЕРС (Standard Labor-value Unit, SLU) является стоимость, эквивалентная одному часу неквалифицированного труда. На мой взгляд это блестящая идея, упомянуть о которой в статье «Деньги» «Энциклопедии НФ» следовало обязательно. — АФ
В статье «Негодяи» (Villains) содержится следующее замечание:
«Пятеро «князей тьмы» Джека Вэнса из его цикла «Князья тьмы» (Demon Princes) главным образом носят удовлетворительно мелодраматический характер».
М-да. Замечание сие носит неудовлетворительно бюрократический характер. — АФ
Джек Вэнс, естественно, многократно упоминается в «Энциклопедии НФ», причем в большинстве случаев эти упоминания носят надлежащий фактический и нейтральный характер. Не всегда, однако. Вот некоторые относящиеся к Вэнсу выдержки из «Энциклопедии НФ», которые привлекли мое внимание.
Множество статей в «Энциклопедии НФ» посвящено фильмам, в том числе заслуженно забытым, так или иначе связанным с фантастикой. (Казалось бы, стоило опубликовать отдельный справочник, посвященный фантастическому кинематографу, так же, как было сделано в отношении жанра «фэнтези», чтобы не перегружать «Энциклопедию НФ»?) В статье о небезызвестном фильме «Хищник» (Predator) с Шварценеггером в главной роли, говорится: 
«сюжет фильма очень напоминает сюжет романа «Дирдиры» Джека Вэнса»: («...the plot closely resembles Jack Vance's “The Dirdir” (1969)»). 
Я видел этот фильм и перевел «Дирдиров». Никакого сходства не усматриваю. То есть вообще никакого. То есть автор статьи петуха пустил. — АФ
В статье о контрабандной торговле человеческими органами (Organlegging) говорится: 
«Вариации на эту тему появляются в книге «Машина смерти» Джека Вэнса» («Variations on the theme appear in Jack Vance's “The Killing Machine” (1964))». 
Не совсем так. В «Машине смерти» речь идет о регулярных инъекциях одному могущественному на своей планете преступнику (ну, и еще одному его помощнику) своего рода «жизненных соков», добытых из умерщвляемых молодых людей и позволяющих продлевать жизнь. Строго говоря, об «органах» речь не идет. — АФ
Абзац из статьи, посвященной милой сердцу Джона Клюта «планетарной романтике» (Planetary Romance):
«Брэкетт (Brackett) удержался. однако, от исчерпывающей эксплуатации возможностей, на которые намекал Смит (Smith), и поэтому первым настоящим образцом «планетарной романтики», скорее всего, следует считать «Умирающую землю» Джека Вэнса (“The Dying Earth”, сб. взаимосвязанных рассказов, 1950), книгу, которая успешно включает нашу планету в обсуждаемую жанровую категорию — в эпоху, достаточно приближенную к концу времен, чтобы магия казалась правдоподобной. Вэнс описывает Землю далекого будущего как своего рода очарованный, обреченный, декоративно подстриженный райский сад, в котором примитивизм и декаданс смешиваются и сливаются; это произведение вскоре стало «товарным знаком» его творчества и повлияло на множество писателей, в том числе на Джина Вулфа (Gene Wolfe), «Книга Нового Солнца» которого (“The Book of the New Sun”, 1980-1983, в 4 томах), конечно же, относится к категории «планетарной романтики». Но в «Умирающей Земле» отсутствует какая-либо достаточно убедительная научно-фантастическая логическая основа, а модель, использованная другими писателями-фантастами, была создана Вэнсом в другой книге, «Большая планета» (“Big Planet”, сентябрь 1952, в журн. Startling; сокращенный вариант: 1957; еще более сокращенный вариант: 1958; полностью восстановленный текст: 1978), вместе с ее продолжением, «Плавучие театры» (“Showboat World”, 1975; вариант: “The Magnificent Showboats of the Lower Vissel River Lune XXIII South, Big Planet”, 1983), в которых действие происходит в условиях «галактической космической оперы» на гигантской, но напоминающей Землю планете, сухопутная территория которой достаточно огромна для реалистичного описания самых разнообразных общественных систем, и которая содержит достаточно небольшое количество источников тяжелых металлов (каковым обстоятельством объясняются как относительно небольшая сила тяжести, так и возможность процветания разнообразнейших обществ с низким уровнем технологического развития). В эту богатую среду — в манере, не слишком отличающейся от прибытия посетителей в типичную Утопию — Вэнс вводит главных персонажей из другого мира, которым приходится путешествовать по планете, что служит поводом для антропологических и социологических уроков, обычных в этом жанре. Эта структура часто повторно использовалась на протяжении нескольких следующих десятилетий и остается одной из основных моделей романтической научной фантастики».
Я уже критиковал и размытое, мало соответствующее смыслу английского слова «romance» определение «планетарной романтики», придуманное Клютом, и противоречие, заключающееся в том, что Клют относит Землю далекого будущего к числу других планет, и ложность его заявления о том, что книга Вэнса была первой в ряду подобных произведений, и ошибочное использование Клютом термина «тяжелые металлы». Но в процитированном параграфе содержатся и другие, не менее удивительные для литературоведа ошибки. Умирающая Земля Вэнса — вовсе не «декоративно подстриженный райский сад», как хорошо знает каждый, кто читал книги этого цикла. Почему бы вдруг «Умирающей Земле», относящейся несомненно к жанру «фэнтези», понадобилась «достаточно убедительная научно-фантастическая логическая основа»? Только потому, что Клют придумал жанровую категорию научной фантастики, к научной фантастике в данном случае не имеющую отношения? Я уже упоминал, что «Плавучие театры» ни в коем случае не являются сюжетным продолжением «Большой планеты». Но автору энциклопедической статьи ничто не помешало наступить на эти грабли дважды. Действие на Большой планете не происходит в условиях «галактической космической оперы» — разве что Клют может растянуть определение «космической оперы», как воздушный шарик, и надеть себе на уши. Потерпев крушение на Большой планете, главные персонажи Вэнса вовсе не становятся «посетителями Утопии» — они скорее попадают в полный смертельных опасностей кошмар. Возникает впечатление, что Клют не читал «Большую планету». Наконец, Вэнс не преподает никому никаких «антропологических и социологических уроков», а просто изобретательно развлекает читателя утрированными производными того, что мы видим вокруг себя на Земле. — АФ 
В статье «Экология» содержится следующее замечание:
«Рассказы «Победитель теряет всё« ("Winner Lose All", декабрь 1951, в журн. Galaxy) и «Узкая Земля» ("The Narrow Land", июль 1967, в журн. Fantastic) — любопытные исключения, в которых отсутствуют персонажи-люди».
Настоящее авторское название рассказа «Победитель теряет всё» ("Winner Lose All") — «Посетители» ("The Visitors"), и под этим названием он издается уже довольно давно. Странно, что в «Энциклопедии НФ» об этом не упоминается. Кроме того, в этом рассказе люди присутствуют, автор энциклопедической статьи его явно не читал. — АФ
В статье «Музыка» говорится:
«В иронически названной Вэнсом повести «Комическая опера» (“Space Opera, 1965”) фигурирует совершающая межпланетный тур оперная труппа, преследуемая характерными для Вэнса незадачами».
Почему-то авторы энциклопедии умалчивают о немаловажном обстоятельстве. Издатель настаивал на том, чтобы Вэнс не задирал нос и написал что-нибудь не слишком мудреное в жанре «космической оперы». Вэнс разозлился, сочинил издевательскую повесть об оперной труппе, назвал ее «Космической оперой» и послал этому издателю. Издатель понял, что над ним смеются, и вернул рукопись. Книга была опубликована впоследствии другим издательством. В ней, конечно, часто упоминается и обсуждается различная музыка, но собственно к жанру «космической оперы» она имеет такое же отношение, как небоскреб к царапинам на небе. — АФ
В статье «Полеты» (Flying) утверждается:
«В «Языках пао» (“The Languages of Pao”, 1958) Джек Вэнс предлагает вариант киборга с антигравитационными решетками, имплантированными в подошвы ступней».
Натяжка. Наставники с Раскола действительно пользуются имплантированными устройствами, в том числе антигравитационными сетками, вживленными в ступни, но они вовсе не киборги, а люди — со всеми человеческими слабостями и недостатками. — АФ
В статье «Космическая опера» (Space Opera):
«...а также у Джека Вэнса, в книге «Космический пират» (“The Space Pirate”, 1953; сокращенный вариант: “The Five Gold Bands”, 1963; текст восстановлен в 1980 г.)».
Здесь имеется пробел, постыдный для энциклопедии, обновленной в 2018 г.: авторское название книги, в течение некоторого времени известной под издательским названием «Пять золотых колец» (“The Five Gold Bands”), на самом деле — «Авантюрист» (“The Rapparee”). — АФ
Из статьи «Отдых» (Leisure)
«Если в научно-фантастических новеллах довольно подробно и без неодобрения описываются отдых и развлечения, принятые в рамках воображаемых культур, как правило это делается в отношении культур с низким уровнем развития технологии, в которых количество свободного времени ограничено, и в которых отдых очевидно имеет определенное назначение; работы Джека Вэнса содержат множество таких описаний».
Ошибочная сентенция. В работах Джека Вэнса описывается множество технологически развитых обществ, в которых свободное время используется вполне целенаправленно и, хотя время от времени гротескно, без каких-либо признаков разложения, декаданса или скуки. С другой стороны, для описываемых Вэнсом более примитивных обществ нередко характерны утомление скукой, наркомания и жестокие обряды, призванные служить хоть каким-нибудь развлечением. То есть автор статьи гордо попал пальцем в небо. — АФ 
В статье «Деньги» (Money) расточаются похвалы понятию «страх» (strakh), определяющему статус человека в причудливом обществе людей, носящих маски и общающихся с помощью музыкальных инструментов (в повести «Лунная моль»). Авторы статьи умалчивают, однако, о самом удачном финансовом изобретении Вэнса. Основной валютной единицей в Ойкумене (Oikumene, позже Gaean Reach), которую Вэнс иногда называет «сольдо» (sol), а иногда «стандартной единицей расчета стоимости», СЕРС (Standard Labor-value Unit, SLU) является стоимость, эквивалентная одному часу неквалифицированного труда. На мой взгляд это блестящая идея, упомянуть о которой в статье «Деньги» «Энциклопедии НФ» следовало обязательно. — АФ
В статье «Негодяи» (Villains) содержится следующее замечание:
«Пятеро «князей тьмы» Джека Вэнса из его цикла «Князья тьмы» (Demon Princes) главным образом носят удовлетворительно мелодраматический характер».
М-да. Замечание сие носит неудовлетворительно бюрократический характер. — АФ

Джек Вэнс, естественно, многократно упоминается в «Энциклопедии НФ», причем в большинстве случаев эти упоминания носят надлежащий фактический и нейтральный характер. Не всегда, однако. Вот некоторые относящиеся к Вэнсу выдержки из «Энциклопедии НФ», которые привлекли мое внимание.


Множество статей в «Энциклопедии НФ» посвящено фильмам, в том числе заслуженно забытым, так или иначе связанным с фантастикой. (Казалось бы, стоило опубликовать отдельный справочник, посвященный фантастическому кинематографу, так же, как было сделано в отношении жанра «фэнтези», чтобы не перегружать «Энциклопедию НФ»?) В статье о небезызвестном фильме «Хищник» (Predator) с Шварценеггером в главной роли, говорится: 
«сюжет фильма очень напоминает сюжет романа «Дирдиры» Джека Вэнса»: («...the plot closely resembles Jack Vance's “The Dirdir” (1969)»). 
Я видел этот фильм и перевел «Дирдиров». Никакого сходства не усматриваю. То есть вообще никакого. То есть автор статьи петуха пустил. — АФ


В статье о контрабандной торговле человеческими органами (Organlegging) говорится: 
«Вариации на эту тему появляются в книге «Машина смерти» Джека Вэнса» («Variations on the theme appear in Jack Vance's “The Killing Machine” (1964))». 
Не совсем так. В «Машине смерти» речь идет о регулярных инъекциях одному могущественному на своей планете преступнику (ну, и еще одному его помощнику) своего рода «жизненных соков», добытых из умерщвляемых молодых людей и позволяющих продлевать жизнь. Строго говоря, об «органах» речь не идет. — АФ


Абзац из статьи, посвященной милой сердцу Джона Клюта «планетарной романтике» (Planetary Romance):
«Брэкетт (Brackett) удержалась, однако, от исчерпывающей эксплуатации возможностей, на которые намекал Смит (Smith), и поэтому первым настоящим образцом «планетарной романтики», скорее всего, следует считать «Умирающую землю» Джека Вэнса (“The Dying Earth”, сб. взаимосвязанных рассказов, 1950), книгу, которая успешно включает нашу планету в обсуждаемую жанровую категорию — в эпоху, достаточно приближенную к концу времен, чтобы магия казалась правдоподобной. Вэнс описывает Землю далекого будущего как своего рода очарованный, обреченный, декоративно подстриженный райский сад, в котором примитивизм и декаданс смешиваются и сливаются; это произведение вскоре стало «товарным знаком» его творчества и повлияло на множество писателей, в том числе на Джина Вулфа (Gene Wolfe), «Книга Нового Солнца» которого (“The Book of the New Sun”, 1980-1983, в 4 томах), конечно же, относится к категории «планетарной романтики». Но в «Умирающей Земле» отсутствует какая-либо достаточно убедительная научно-фантастическая логическая основа, а модель, использованная другими писателями-фантастами, была создана Вэнсом в другой книге, «Большая планета» (“Big Planet”, сентябрь 1952, в журн. Startling; сокращенный вариант: 1957; еще более сокращенный вариант: 1958; полностью восстановленный текст: 1978), вместе с ее продолжением, «Плавучие театры» (“Showboat World”, 1975; вариант: “The Magnificent Showboats of the Lower Vissel River Lune XXIII South, Big Planet”, 1983), в которых действие происходит в условиях «галактической космической оперы» на гигантской, но напоминающей Землю планете, сухопутная территория которой достаточно огромна для реалистичного описания самых разнообразных общественных систем, и которая содержит достаточно небольшое количество источников тяжелых металлов (каковым обстоятельством объясняются как относительно небольшая сила тяжести, так и возможность процветания разнообразнейших обществ с низким уровнем технологического развития). В эту богатую среду — в манере, не слишком отличающейся от прибытия посетителей в типичную Утопию — Вэнс вводит главных персонажей из другого мира, которым приходится путешествовать по планете, что служит поводом для антропологических и социологических уроков, обычных в этом жанре. Эта структура часто повторно использовалась на протяжении нескольких следующих десятилетий и остается одной из основных моделей романтической научной фантастики».


Я уже критиковал и размытое, мало соответствующее смыслу английского слова «romance» определение «планетарной романтики», придуманное Клютом, и противоречие, заключающееся в том, что Клют относит Землю далекого будущего к числу других планет, и ложность его заявления о том, что книга Вэнса была первой в ряду подобных произведений, и ошибочное использование Клютом термина «тяжелые металлы». Но в процитированном параграфе содержатся и другие, не менее удивительные для литературоведа ошибки. Умирающая Земля Вэнса — вовсе не «декоративно подстриженный райский сад», как хорошо знает каждый, кто читал книги этого цикла. Почему бы вдруг «Умирающей Земле», относящейся несомненно к жанру «фэнтези», понадобилась «достаточно убедительная научно-фантастическая логическая основа»? Только потому, что Клют придумал жанровую категорию научной фантастики, к научной фантастике в данном случае не имеющую отношения? Я уже упоминал, что «Плавучие театры» ни в коем случае не являются сюжетным продолжением «Большой планеты». Но автору энциклопедической статьи ничто не помешало наступить на эти грабли дважды. Действие на Большой планете не происходит в условиях «галактической космической оперы» — разве что Клют может растянуть определение «космической оперы», как воздушный шарик, и надеть себе на уши. Потерпев крушение на Большой планете, главные персонажи Вэнса вовсе не становятся «посетителями Утопии» — они скорее попадают в полный смертельных опасностей кошмар. Возникает впечатление, что Клют не читал «Большую планету». Наконец, Вэнс не преподает никому никаких «антропологических и социологических уроков», а просто изобретательно развлекает читателя утрированными производными того, что мы видим вокруг себя на Земле. — АФ


В статье «Экология» содержится следующее замечание:
«Рассказы «Победитель теряет всё« ("Winner Lose All", декабрь 1951, в журн. Galaxy) и «Узкая Земля» ("The Narrow Land", июль 1967, в журн. Fantastic) — любопытные исключения, в которых отсутствуют персонажи-люди».
Настоящее авторское название рассказа «Победитель теряет всё» ("Winner Lose All") — «Посетители» ("The Visitors"), и под этим названием он издается уже довольно давно. Странно, что в «Энциклопедии НФ» об этом не упоминается. Кроме того, в этом рассказе люди присутствуют, автор энциклопедической статьи его явно не читал. — АФ


В статье «Музыка» говорится:
«В иронически названной Вэнсом повести «Комическая опера» (“Space Opera, 1965”) фигурирует совершающая межпланетный тур оперная труппа, преследуемая характерными для Вэнса незадачами».
Почему-то авторы энциклопедии умалчивают о немаловажном обстоятельстве. Издатель настаивал на том, чтобы Вэнс не задирал нос и написал что-нибудь не слишком мудреное в жанре «космической оперы». Вэнс разозлился, сочинил издевательскую повесть об оперной труппе, назвал ее «Космической оперой» и послал этому издателю. Издатель понял, что над ним смеются, и вернул рукопись. Книга была опубликована впоследствии другим издательством. В ней, конечно, часто упоминается и обсуждается различная музыка, но собственно к жанру «космической оперы» она имеет такое же отношение, как небоскреб к царапинам на небе. — АФ


В статье «Полеты» (Flying) утверждается:
«В «Языках пао» (“The Languages of Pao”, 1958) Джек Вэнс предлагает вариант киборга с антигравитационными решетками, имплантированными в подошвы ступней».
Натяжка. Наставники с Раскола действительно пользуются имплантированными устройствами, в том числе антигравитационными сетками, вживленными в ступни, но они вовсе не киборги, а люди — со всеми человеческими слабостями и недостатками. — АФ


В статье «Космическая опера» (Space Opera):
«...а также у Джека Вэнса, в книге «Космический пират» (“The Space Pirate”, 1953; сокращенный вариант: “The Five Gold Bands”, 1963; текст восстановлен в 1980 г.)».


Здесь имеется пробел, постыдный для энциклопедии, обновленной в 2018 г.: авторское название книги, в течение некоторого времени известной под издательским названием «Пять золотых колец» (“The Five Gold Bands”), на самом деле — «Авантюрист» (“The Rapparee”). — АФ


Из статьи «Отдых» (Leisure)
«Если в научно-фантастических новеллах довольно подробно и без неодобрения описываются отдых и развлечения, принятые в рамках воображаемых культур, как правило это делается в отношении культур с низким уровнем развития технологии, в которых количество свободного времени ограничено, и в которых отдых очевидно имеет определенное назначение; работы Джека Вэнса содержат множество таких описаний».
Ошибочная сентенция. В работах Джека Вэнса описывается множество технологически развитых обществ, в которых свободное время используется вполне целенаправленно и, хотя время от времени гротескно, без каких-либо признаков разложения, декаданса или скуки. С другой стороны, для описываемых Вэнсом более примитивных обществ нередко характерны утомление скукой, наркомания и жестокие обряды, призванные служить хоть каким-нибудь развлечением. То есть автор статьи гордо попал пальцем в небо. — АФ


В статье «Деньги» (Money) расточаются похвалы понятию «страх» (strakh), определяющему статус человека в причудливом обществе людей, носящих маски и общающихся с помощью музыкальных инструментов (в повести «Лунная моль»). Авторы статьи умалчивают, однако, о самом удачном финансовом изобретении Вэнса. Основной валютной единицей в Ойкумене (Oikumene, позже Gaean Reach), которую Вэнс иногда называет «сольдо» (sol), а иногда «стандартной единицей расчета стоимости», СЕРС (Standard Labor-value Unit, SLU) является стоимость, эквивалентная одному часу неквалифицированного труда. На мой взгляд это блестящая идея, упомянуть о которой в статье «Деньги» «Энциклопедии НФ» следовало обязательно. — АФ


В статье «Негодяи» (Villains) содержится следующее замечание:
«Пятеро «князей тьмы» Джека Вэнса из его цикла «Князья тьмы» (Demon Princes) главным образом носят удовлетворительно мелодраматический характер».
М-да. Замечание сие носит неудовлетворительно бюрократический характер. — АФ

Джек Вэнс
Где купить